Сокровищница мудрости Востока
Центр восточных рукописей и ксилографов ИМБТ СО РАН
О ЦЕНТРЕ Персоналии English
РЕСУРСЫ

ПРОЕКТЫ

Материалы по истории буддизма в Забайкалье XIX-нач. XX вв.

ВВЕДЕНИЕ


В состав многонационального российского народа входят три народа – буряты, калмыки и тувинцы – традиционно исповедующие буддизм тибето-монгольской традиции. Их общая численность по итогам последней переписи составляет 900000 человек. И хотя не все представители этих народов идентифицируют себя как буддисты (в их составе значителен процент шаманистов, христиан, неверующих и пр.), все же процент буддистов в их числе доминирует. Помимо этого, с каждым годом существенно увеличивается число буддистов и среди представителей других народов России. Кроме того, Россия имеет самую протяженную границу со странами, традиционно исповедующими эту религию. Традиционный буддизм в России уже не одно столетие представляет собой очень влиятельную и активную часть российского народа, оказывающую определенное влияние на культуру и менталитет населения России. Кроме того, следует отметить и геополитическую роль буддизма для прошлого и настоящего России. С включением в свой состав буддийских подданных Россия вошла в мир буддийской Азии, что дало ей несомненное преимущество перед другими европейскими державами в деле утверждения своего влияния на народы обширных пространств Внутренней и Восточной Азии (Монголия, Тибет, Маньчжурия, Китай, Япония, Корея и пр.). Для сотен миллионов людей Россия предстала в образе страны, покровительствующей буддийской дхарме, и этот образ успешно служил интересам страны даже в советский период, когда буддийские институты в СССР были сначала жестоко разрушены, а затем восстановлены в самых минимальных размерах под тотальным правительственным контролем. Современная Россия в 90-е годы стала свидетельницей активного восстановления и даже бурного расцвета буддизма в местах его исторического бытования, а также в самых различных городах и обеих своих столицах. Буддизм был и остается важнейшим культурным, общественным и геополитическим фактором России как во взаимоотношениях государства и граждан, так и в вопросах внешней политики России, особенно в ее взаимоотношениях с буддийским миром от Шри-Ланки до Японии.

При всем этом исследования буддизма в России (от рассвета блестящей русской буддологической школы в XIX веке до наших дней) сосредоточены главным образом на проблемах философии и религиозной доктрины, тогда как проблемам историческим уделяется чрезвычайно мало внимания. Однако без понимания особенностей восприятия буддистами иноконфессионального или мультиконфессионального государства, исторически сложившегося в среде тибето-монгольских буддистов религиозно-политических концептов и стереотипов подданства, лояльности и гражданства, без осмысления, анализа и суммирования богатейшего и, в общем, беспрецедентного исторического опыта, который имеет Россия в деле выстраивания отношений с традиционными буддистскими обществами крайне сложно выработать эффективную и оптимальную линию взаимодействия с современным буддийским миром как внутри, так и вовне страны. Как уже отмечалось, за последние десятилетия российскими учеными были подготовлены и изданы лишь несколько специальных исследований, посвященных различным аспектам истории интеграции буддийских институтов в ткань российской государственности, которые не могут удовлетворить научное сообщество ни широтой рассматриваемых проблем, ни, зачастую, глубиной аналитики. Создание источниковой базы данных, издание текстов неизвестных ранее источников и архивных материалов способны, на наш взгляд, существенно изменить ситуацию к лучшему. Доступные материалы, безусловно, дадут чувствительный импульс для вовлечения буддийского материала в общую канву изучения роли религий в становлении Российской империи, в развитии советского государства и современной России.

История проникновения буддизма на территорию России до сих пор остается крайне слабо изученной научной проблемой в отечественной и мировой науке. На фоне активных и плодотворных исследований истории Русской Православной Церкви, других христианских конфессий, процесса формирования структур исламских институтов через их взаимодействие с правительственными учреждениями Российской империи недостаточное внимание исследователей к историческому опыту России в деле выстраивания системы взаимоотношений с буддистами представляется непонятным и странным. А тем временем изучение четырехсотлетней истории взаимоотношений буддизма и российских властей не только способно углубить наши знания о формировании многонационального и многоконфессионального российского народа, но и значительно усилить фактологическую базу теоретического религиеведения, империологии, исторической антропологии.

Несомненно, главным препятствием в этом деле является слабая источниковая база. В сущности, наличествуют две основные проблемы: 1. Недоступность для широкого круга исследователей материала источников на старомонгольской и тибетской письменности, содержащих значительный объем информации по данной проблеме; 2. Разбросанность русскоязычных материалов в разных архивах и библиотеках страны. Достаточно сказать, что исследователям до сих пор ничего не известно о местонахождении подлинника или копии основного документа, с которого ведется отсчет истории официального признания этой религии российскими властями – Манифеста Елизаветы Петровны от 1741 года, не вошедшего в Свод законов Российской империи. Однако среди документов, хранящихся в фондах Центра восточных рукописей и ксилографов нами обнаружен указ Екатерины II из Иркутского наместнического правления, в котором, среди прочего, упоминается перепись пришлых и родовых лам, проведение которой датируется 1741 годом. Это косвенным образом подтверждает сведения, полученные учеными из бурятских родовых хроник о том, что властями в 1741 году был предпринят первый в истории учет представителей буддийского духовного сословия среди забайкальских бурят-монголов.

Для решения проблемы с недостатком источников по истории интеграции буддизма в состав России давно назрела необходимость формирования разноязычных и расконцентрированных архивных материалов в пределах одной текстовой базы данных и одного сводного электронного издания.

Представляемая здесь база данных содержит 77 единиц архивных материалов и переводов на русский источников с монгольского и тибетского языков. Все представленные материалы хранятся в Российском государственном историческом архиве, Национальном архиве Республики Бурятия, Центре восточных рукописей и ксилографов Института монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН и Библиотеке тибетских трудов и архивов (Дхарамсала, штат Уттар Прадеш, Индия), Британской библиотеке, Государственных архивах Иркутской области и Забайкальского края и Государственном архиве Монголии. Материалы распределены по 11 тематическим рубрикам. Архивные документы представлены распоряжениями, циркулярами и протоколами Департамента Духовных Дел Иностранных Исповеданий Министерства Внутренних Дел, Департамента общих дел этого же ведомства, Главного Управления Восточной Сибири, Сибирского Комитета, Генерал-Губернаторства Восточной Сибири, Иркутского Генерал-Губернаторства и других ведомств, отчеты и очерки правительственных чиновников и православных миссионеров, внутренние распоряжения и циркуляры канцелярии Бандидо-Хамбо-Ламы.

Среди монголоязычных материалов нами найдена неполная рукопись уникального документа – Кудунского устава, датирующегося 20 августа 1831 года. В 148 статьях этого документа подробно излагается внутрення структура и свод правил, по которым жила буддийская община бурят в первой половине XX века. Статьи распределены по 7 главам, некоторые из которых, в свою очередь, разбиты на части: 1. Виды дацанов и монастырей. О возведении новых дацанов; 2. Дацанские службы. 2.1. Общие положения; 2.2. Постоянные службы; 2.3. Особые службы; 2.4. Поведение монахов, согласно монастырским правилам; 3. Дацанская казна и поступление средств; 4. Категории монахов, необходимых для каждого дацана; 5. Выборы степенных, почетных и должностных комплектных монахов; 6. Наказания за нарушение монашеских обетов. 7. О дацанских школах. 7.1. Общие положения о школах. 7.2. Специальные школы; 7.3. Подготовка в дацанах эмшэ, зурхайша и гурумшэ и их помощь нуждающимся. 7.4. Об астрологах. 7.5. О медитации и проведении ритуалов.

Этот документ послужил основой для первого упорядоченного свода правил по управлению буддийской общиной Восточной Сибири, разработанного П.Л. Шиллингом фон Канштадт, командированного Министерством иностранных дел в Забайкалье в 1832 г. Устав Шиллинга мог стать первым документом, четко регламентирующим отношения государства с буддийской сангхой. Его несомненным достоинством, сильно отличавшим его от последующих законоположений в выгодную сторону, было соответствие выработавшемуся за несколько десятилетий в бурят-монгольских дацанах порядку. Устав Шиллинга сохранял вертикаль религиозной власти, но при этом давал широкие возможности мирянам и рядовым монахам участвовать в управлении монастырем, пусть даже участие мирян в основном ограничивалось кругом светских начальников. Устав Шиллинга и Кудунский устав, имеющие высокую ценность для истории, впервые публикуются как научный источник в нашей базе данных.

Те же оценки с полныи правом можно применить и к другим источникам, относящимся к истории эволюции российского законодательства по управлению делами буддистов России: рапортам иркутских генерал-губернаторов А.С. Лавинского Н.Н. Муравьева- Амурского, камер-юнкера Левашева, отчет Князя Э.Э. Ухтомского, Особой Инструкции по управлению делами буддийских дацанов Иркутской губернии 1890 г., протоколу обсуждения нового законодательства, состоявшегося в 1909 г. в Иркутске, предложений в этой связи самих буддистов Восточной Сибири и т.д.

Однако база данных включает в себя не только юридические документы, но и образцы делопроизводства. Речь идет о многочисленных распоряжениях по назначению и смещению Бандидо Хамбо-лам и ширетуев дацанов, ходатайства буддийских лам, дела об иностранных ламах, цензуре буддийской литературе, сносу нелегально возведенных молитвенных зданий и разрешений на постройку новых дацанов. Несомненный интерес вызывают также публицистические статьи православных миссионеров, которые отражают накал межрелигиозного противостояния в Восточной Сибири. Православная публицистика о буддизме датируется в основном второй половиной XIX века. Работы Иркутской и Нерчинской православных миссий, публиковавшиеся в основном в Иркутском епархиальном вестнике, содержат в себе не только критику буддийского духовенства, но и ценные сведения о жизни буддийской общины в Байкальском регионе.

Особый пласт источников был обнаружен нами в архивных фондах Британской библиотеки. Сведения о бурятских пилигримах в Тибете рассматриваются как в официальной межведомственной переписке чиновников Британской империи, так и в различных агентурных донесениях. Так, в рамках представленной базы данных впервые публикуются данные о британской реакции на отказ Цинских властей допускать подданных Российской империи в пределы Страны Снегов.

Данная база данных архивных документов по истории буддизма в Российской империи является важным источниковым ресурсом как для специалистов в области истории буддизма в России, так и вообще для историков, религиоведов, буддологов, русистов, востоковедов. Материалы, представленные в данной базе данных ранее никогда не публиковались. При использовании материалов необходима ссылка на данный ресурс. Для этого нужно связаться с администратором сайта и в ответ вам будут высланы все необходимые для цитирования архивные шифры.


Ключевые слова в этом документе

|

УКАЗАТЕЛЬ

Книжный магазин Центра восточных рукописей и ксилографов


Бадлаева Т. В.
История светских библиотек в Забайкалье (вторая половина XIX в. - февраль 1917 г.)



История и культура народов Центральной Азии: наследие и современность. Ч. 1. История, источниковедение, историография, культура и образование. Ч. 2. Этнография, религиоведение, язык, фольклор и литература: Сб. науч. ст.


Andrey Bazarov and Nikolay Tsyrempilov
Catalogue of Tibetan gSung 'bum Collection of Centre of Oriental Manuscripts and Xylographs of the Institute of Mongolian, Buddhist and Tibetan studies of Siberian Branch of Russian Academy of Sciences. Volume I. Non-dGe lugs and Early dGe lugs sections

Полный список книг ->
О ЦЕНТРЕ Персоналии English
Copyright © 2002-2017 Олег Ринчинов

© Все права сохранены. Страницы этого веб-сайта могут быть свободно связаны с другими веб-страницами. Содержание не подлежит повторному изданию, изменению без особого разрешения. Сайт находится в стадии разработки, поэтому любая информация может быть неполна или неточна. Мы приглашаем Вас присоединиться к выполнению нашего проекта.